dennisdrums since


 

Джазовый барабанщик Shelly Manne

(11.06.1920 – 26.09.1984)
 

Имя Шелли Манне часто ассоциируется с джазом Западного Побережья. Этот барабанщик был известен свой стилевой универсальностью: диксиленд, свинг, бибоп, авангардный джаз и фьюжн. Также он участвовал в записях музыки к сотням голливудских фильмов и телевизионных передач.

Шелдон «Шелли» Манне (Sheldon «Shelly» Manne) родился в Нью-Йорке. Его отец и дядя были барабанщиками. В молодости на него оказали влияние многие ведущие свинговые барабанщики, особенно Джо Джонс (Jo Jones) и Дейв Таф (Dave Tough). Билли Глэдстоун (Billy Gladstone), коллега отца Шелли и самый известный перкуссионист Нью-Йорка иногда давал советы юному Шелли, вдохновляя его. В поздние 30-е и начале 40-х Манне быстро развивал свою технику игры в клубах на 52-ой улице. Его первым профессиональным опытом была работа в известном биг-бенде (Bobby Byrne Orchestra). В те годы, едва став известным барабанщиком, он уже записывался со звездами джаза: Коулманом Хокинсом (Coleman Hawkins), Чарли Шейверсом (Charlie Shavers) и Доном Байасом (Don Byas). Также он сотрудничал со множеством других музыкантов, в основном, участниками оркестра Эллингтона (Duke Ellington): Джонни Ходжесом (Johny Hodges), Гарри Карни (Harry Carney), Лоренсом Брауном (Lawrence Brown) и Рексом Стюартом (Rex Stewart).

В 1943 году Манне женился на участнице танцевального шоу «Rockette» Флоренс «Флип» Баттерфилд (Florence «Flip» Butterfield). Брак продлился 41 год, вплоть до смерти Шелли Манне.

Когда в 40-е годы бибоп стал менять лицо джаза, Манне сразу проникся симпатией к новому направлению и быстро освоился в нем, выступая с Диззи Гиллеспи (Dizzy Gillespie) и Чарли Паркером (Charlie Parker). В то же время он активно сотрудничал с восходящими звездами – Флипом Филлипсом (Flip Phillips), Чарли Вентурой (Charlie Ventura), Ленни Тристано (Lennie Tristano) и Ли Коницом (Lee Konitz).

Манне получил статус звезды, выиграв несколько музыкальных наград, когда стал в конце 40-х и начале 50-х годов участником коллективов Вуди Германа (Woody Herman) и, особенно, Стэна Кентона (Stan Kenton), потому что в то время джаз был самым популярным музыкальным направлением. Репертуар и стиль коллектива Германа позволял Манне играть его любимый бибоп, а в коллективе Кентона, играющем «прогрессив-джаз», напротив, было трудно свинговать из-за сложных аранжировок. Однако Манне ценил свободу, которую давал ему Кентон, и видел в этом возможность экспериментировать вместе со всем новаторским коллективом. Его техника приобретала новые оттенки и ритмические инновации, развивая способность мгновенно реагировать на любую музыкальную ситуацию.

В начале 50-х Манне переехал из Нью-Йорка на ранчо вблизи Лос-Анджелеса, где он и его жена стали разводить лошадей. С этого момента он стал играть важную роль в становлении джаза Западного Побережья, выступая в Лос-Анджелесе с Шорти Роджерсом (Shorty Rogers), Хэмптоном Хойесом (Hampton Hawes), Редом Митчеллом (Red Mitchell), Артом Пеппером (Art Pepper), Рассом Фриманом (Russ Freeman), Фрэнком Розолино (Frank Rosolino), Четом Бейкером (Chet Baker), Лероем Виннегаром (Leroy Vinnegar), Питом Джолли (Pete Jolly), Говардом МакГи (Howard McGhee), Бобом Гордоном (Bob Gordon), Конте Кандоли (Conte Candoli), Сонни Криссом (Sonny Criss) и многими другими. Многие из записей тех дней были сделаны для компании Лестера Кёнига (Lester Koenig) «Contemporary Records», с которой у него был контракт и он не мог без разрешения записываться на других студиях.

Манне также руководил множеством небольших коллективов. Один из них состоял из Манне на ударных, трубача Джо Гордона (Joe Gordon), саксофониста Ричи Камука (Richie Kamuca), басиста Монти Бадвига (Monty Budwig), пианиста Виктора Фелдмана (Victor Feldman). В 1959 году были записаны три вечера их выступлений в знаменитом клубе Сан-Франциско «Black Hawk» и в итоге выпущено 4 пластинки, что стало новаторским примером записи «живого» джаза.

Манне часто ассоциируют с критикуемой школой джаза Западного Побережья. Будучи одаренным музыкантом, вобравшим в себя самое лучше из музыки Западного Побережья, Шелли не придавал этому большого значения. В 50-е годы большая часть сыгранного материала была в стиле того, что на Западном Побережье играли – скрупулезные и точные аранжировки едва появившегося кул-джаза. И альбом 1953 года «The West Coast Sound», для которого Манне написал несколько оригинальных композиций, является ярким примером этого. Также местные джазмены экспериментировали с поиском нового звучания, что вылилось в авангардный джаз Сесила Тейлора (Cecil Taylor) и Орнетта Коулмана (Ornette Coleman) (Манне записывался с Коулманом в 1959 году). Также следует отметить плодотворное сотрудничество Манне с Джимми Жюфре (Jimmy Giuffre). Критики осудили большую часть работ как излишне интеллектуальные.

Другой стороной джаза Западного Побережья, попавшей под перекрестный огонь критиков, был более легкий стиль, предназначенный для широкого круга слушателей. Манне и тут смог внести ощутимый вклад. Наиболее известно его сотрудничество с Андре Превином (André Previn) и его коллективом, исполняющим популярные бродвейские, телевизионные хиты и хиты из кинофильмов и шоу. Каждый альбом был посвящен какому-либо шоу и исполнен импровизационно в джазовой манере, но всегда легко и понятно для любого слушателя. Эта универсальность и гибкость является причиной того, что Манне называют одним из лучших барабанщиков 20 века. «Большая часть музыки с Западного Побережья тех лет,» — рассказывает Роберт Гордон (Robert Gordon). – «Была подражанием и не имела того «огонька», который всегда присутствовал в лучших джазовых выступлениях.» Также Гордон отмечает, что в записях Манне и Превина (а позже и Реда Митчелла) не было этого изъяна, что и отличало их записи от других в тот период.

Джаз Западного Побережья – это только маленькая часть музыкального багажа Шелли Манне. В Лос-Анджелесе, в посещаемом от случая к случаю Нью-Йорке и еще много где, Манне записывался с различными музыкантами всевозможных школ и направлений: от Эры Свинга и бибопа до современного джаза, включая хард-боп (который был противоположностью кул-джаза Западного Побережья).

В 40-х и 50-х годах Манне записал сотни саундтреков к кинофильмам. Работоспособность Шелли была просто поразительна и его записи не поддаются счету. Согласно словам исследователя джаза Леонарда Физера (Leonard Feather), игру Манне можно услышать на «более чем тысяче пластинок» — это заявление было сделано в 60-е годы, когда карьера Шелли Манне не достигла и половины своей 45-летней протяженности.

Список музыкантов, с кем Манне сотрудничал, включал Бенни Картера (Benny Carter), Эрла Хайнса (Earl Hines), Клиффорда Брауна (Clifford Brown), Зута Симса (Zoot Sims), Бена Уэбстера (Ben Webster), Мейнарда Фергюсона (Maynard Ferguson), Ворделла Грея (Wardell Gray), Лайонела Хэмптона (Lionel Hampton), Джуниора Манса (Junior Mance), Джимми Жюфре и Стэна Гетца (Stan Getz). В 50-е Шелли Манне записал два хороших альбома с Сонни Роллинзом (Sonny Rollins) – «Way Out West» был положительно встречен публикой и помог искоренить мнение, что джаз Западного Побережья отличается от джаза Восточного Побережья, и в 60-е — два альбома с Биллом Эвансом (Bill Evans). Примерно в то же время, в 1959 году Манне сделал записи и с классиком Бенни Гудманом, и с новатором Орнеттом Коулманом, что лишний раз подчеркивает стилевую универсальность барабанщика.

Самой захватывающей была работа Манне с Джеком Маршаллом (Jack Marshall), гитаристом и композитором, имеющим награду за музыку к одному из телевизионных шоу того времени («The Munsters»). При записи двух альбомов («Sounds Unheard Of!» в 1962 году и «Sounds!» в 1966) Манне аккомпанировал гитаре Маршалла не только на барабанах, но и на большом количестве перкуссионных инструментов, необычных для джаза: гавайские бамбуковые палочки, гонги, кастаньеты, различные мембрафоны и т.д.
Другим примером мастерства Шелли Манне служит несколько записанных альбомов в трио «The Poll Winners» вместе с гитаристом Барни Кесселом (Barney Kessel) и басистом Реем Брауном (Ray Brown). Альбомы постоянно выигрывали бесчисленные голосования в различных изданиях и хотя эти голосования забыты, альбомы были недавно переизданы. Манне свободно себя чувствовал играя как диксиленд и фьюжн, так и музыку «третьего течения» (сплав джаза и классической музыки). Он участвовал в возрождении предшественника джаза, регтайма, появившись на нескольких альбомах, посвященных музыке Скотта Джоплина (Scott Joplin), а также иногда записывался с музыкантами, ассоциируемыми с европейской классической музыкой. Но всегда Манне возвращался к своему любимому направлению – традиционному джазу (straight-ahead jazz).

Помимо Дейва Тафа и Джо Джонса, Манне восхищался своими ровесниками Максом Роучем (Max Roach) и Кенни Кларком (Kenny Clarke), а также более молодыми барабанщиками – Элвином Джонсом (Elvin Jones) и Тони Уильямсом (Tony Williams) – и учился у них. Сознательно или нет, он заимствовал немного у каждого из них, постоянно расширяя свои стилевые и технические границы.

Несмотря на заимствования, Шелли Манне обладал своим собственным, неповторимым стилем. Он часто экспериментировал, принимая участие в творчестве различных новаторских коллективов начала 50-х годов, как, например, работа с Джимми Жюфре и Тедди Чарльзом (Teddy Charles). Тем не менее, его игра никогда не была чересчур интеллектуальной, просто следование фундаментальной основе всего джаза – времени.

Чтобы и где не играл Манне, он всегда прекрасно свинговал. Его коллеги отмечали, что он внимательно слушал всех в коллективе и мгновенно реагировал на изменение ситуации, помогая лучше раскрыть музыкальную идею, не привлекая к себе при этом излишнего внимания, исключая моменты блистательных соло на барабанах.

В 1957 году, критик Нэт Хентофф (Nat Hentoff) назвал Манне одним из наиболее «музыкальных» и «оригинальных» барабанщиков. Многие, кто работал с ним, а также коллеги по инструменту давали ему сходные характеристики. «Он мог прочитать все, что угодно, и извлечь любой необходимый звук,» — восхищался Бенни Картер, который сотрудничал с Манне в течении многих лет.

И хотя Манне всегда утверждал важность времени и «свинга», его собственная техника базировалась на мелодическом подходе. Он говорил, что его техника контрастирует с техникой Макса Роуча: «Макс играет мелодически на основе имеющегося ритма, я же играю ритм мысля мелодически.»

Спустя десятилетия, Манне записал множество альбомов или эпизодически садился за установку то тут, то там на записях множества известных певцов – Эллы Фитцджеральд (Ella Fitzgerald), Мел Торме (Mel Tormé), Пегги Ли (Peggy Lee), Фрэнк Синатра (Frank Sinatra), Эрнестин Андерсон (Ernestine Anderson), Сара Вон (Sarah Vaughan), Лена Хорн (Lena Horne), Блоссом Дири (Blossom Dearie) и Нэнси Уилсон (Nancy Wilson). Следует отметить, что не все певцы, с кем сотрудничал Манне были представителями джаза. Такие непохожие друг на друга Тереза Брюер (Teresa Brewer), Леонтин Прайс (Leontyne Price), Том Уэйтс (Tom Waits) и Барри Манилов (Barry Manilow) приглашали Манне на свои записи. Джеки Кейн (Jackie Cain) из «Jackie and Roy» так вспоминает работу с Манне: «Я не слышала до этого игру барабанщика, создающего столь красивый фон для певца.»

Поначалу в кинофильмах джаз можно было услышать, если его исполнял по сюжету какой-либо джазовый коллектив. На заре своей карьеры Манне эпизодически появился в кинофильме 1942 года «Seven Days Leave» в качестве барабанщика высоко популярного оркестра Леса Брауна (Les Brown) (известного вскоре как «Les Brown and His Band of Renown»).

В 50-х годах джаз стал использоваться и в других частях фильма для усиления музыкальным сопровождением той или иной сцены. В 1953 году вышел кинофильм «The Wild One» и Манне участвовал в записи саундтрека к нему. Коль скоро джаз завоевал важную роль в музыкальном сопровождении кинофильмов, так и Шелли занял важную роль как барабанщик и перкуссионист на этих саундтреках. Хорошим примером работы Манне служит фильм 1955 года «The Man with the Golden Arm», где он помимо игры на барабанах был персональным ассистентом режиссера Отто Премингера (Otto Preminger) и наставником Фрэнка Синатры. Также Манне иногда появлялся в эпизодических ролях музыкантов в самих кинофильмах («I Want to Live!» 1958 года).

Вскоре запросы киноиндустрии стали больше и Шелли Манне приходилось комбинировать джаз, поп и классическую музыку при записи саундтреков. Генри Манчини (Henry Mancini) много сотрудничал с ним, так как оба они интересовались экспериментированием с различными окрасками тонов. «Breakfast at Tiffany’s» (1961), «Hatari!» (1962), «The Pink Panther» (1963) – это лишь не полный список их совместных фильмов, где можно услышать игру Манне на ударных и использование специальных перкуссионных эффектов. Также они часто сотрудничали и при создании телевизионных сериалов («Peter Gunn » и «Mr. Lucky»). Манчини в те годы так плотно сотрудничал с Манне, что все записи того времени сделал именно с ним. Но барабанщик находил время и на другие проекты, самым заметным из которых является запись саундтрека к кинопостановке «West Side Story» в 1961 году.

В конце 50-х годов Манне начал и сам сочинять музыку к кинофильмам («The Proper Time» 1959 года), исполняя ее со своим коллективом «Shelly Manne and His Men».
Звезда в составе оркестра Стэна Кентона в 40-50-е годы и оркестра Вуди Германа в 40-е, обладатель множества музыкальных наград, Манне пропал с глаз публики как только джаз стал менее популярным направлением. В 60-е и начале 70-х годов он помогал джазу оставаться на плаву на сцене Лос-Анджелеса, так как был совладельцем ночного клуба «Shelly’s Manne-Hole». Домашним коллективом клуба был «Shelly Manne and His Men», к которому иногда присоединялись некоторые известные джазовые музыканты Западного Побережья. Также там выступали джазовые звезды различных эпох и регионов: Бен Уэбстер, Расаан Роланд Кирк (Rahsaan Roland Kirk), Лес МакКанн (Les McCann), Билл Эванс, Джон Колтрейн (John Coltrane), Сонни Стит (Sonny Stitt), Телониус Монк (Thelonious Monk), Мишель Легран (Michel Legrand), Кармен МакРей (Carmen McRae), Милт Джексон (Milt Jackson), Тедди Эдвардс (Teddy Edwards), Монти Александр (Monty Alexander), Ленни Бро (Lenny Breau), Майлс Дэвис (Miles Davis) и многие другие. Стэн Гетц был последним, кто выступал в этом клубе перед его закрытием в 1973 году из-за финансовых проблем.

С этого момента Манне переключил свое внимание на свою технику игры. Он никогда еще не играл с большим вкусом, новизной и свингом, как на записях 70-х годов с трубачом Редом Родни (Red Rodney), пианистом Хэнком Джонсом (Hank Jones), саксофонистами Артом Пеппером и Лу Табакином (Lew Tabackin) и композитором, аранжировщиком и саксофонистом Оливером Нельсоном (Oliver Nelson).

С 1974 по 1977 года он сотрудничал с «The L.A. Four», включающим гитариста Лауриндо Альмейду (Laurindo Almeida), саксофониста и флейтиста Бада Шэнка (Bud Shank) и басиста Рея Брауна. Они записали 4 альбома, прежде чем Манне покинул коллектив.

В 80-е годы Манне записывался с такими звездами как Гарри «Свит» Эдисон (Harry «Sweets» Edison), Зут Симс, Джо Пасс (Joe Pass), Херб Эллис (Herb Ellis), Джон Льюис (John Lewis), известный как директор «Modern Jazz Quartet».

Тем временем он также продолжал записываться с различными небольшими коллективами под своим руководством. Одним из примеров его работы того периоды служит запись концертного выступления в клубе Лос-Анджелеса «Carmelo’s» в 1980 году с пианистами Биллом Мэйсом (Bill Mays) и Аланом Бродбентом (Alan Broadbent) и басистом Чаком Доманико (Chuck Domanico). Это выступление затмило славу записи выступлений в клубе «Black Hawk» два десятилетия назад энтузиазмом музыкантов, их спонтанностью и чувством настроения аудитории. Хотя этот период творчества Манне не сильно освещен, но именно тогда он усовершенствовал способность дополнять своей игрой партии музыкантов, ясно выражая при этом свои музыкальные замыслы.

Большая занятость Манне на студиях Голливуда часто не позволяла ему играть джаз. Его работы в провальных фильмах зачастую называли халтурой. Но несмотря на это, Манне внес большой вклад в джазовую культуру Америки, которой он посвятил всего себя от первых дней юности и до самого последнего часа жизни.

Манне умер буквально накануне возрождения интереса к джазу. Но в последние годы жизни, его вклад в музыкальную культуру становился все более заметным и наконец стал находить отклик у слушателей. За две недели до его внезапной смерти от сердечного приступа, он был отмечен Hollywood Arts Council тем, что 9 сентября 1984 года в Лос-Анджелесе было объявлено «Днем Шелли Манне» («Shelly Manne Day»).

В начале карьеры Манне предпочитал играть на установке компании «Gretsch». В 1957 году он оценил качество звучания барабанов компании «Leedy» (в дальнейшем «Slingerland») и компания сделала линию барабанов специально для Шелли, которая пользовалась популярностью и у других барабанщиков. В 1970 году, после смены множества барабанных установок в поисках необходимого звучания, Манне остановился на барабанах компании «Pearl Drums», выпушенных в Японии.

 

 

Перевод и компиляция Михаила Карапузова