dennisdrums since


 

Джазовый барабанщик Louie Bellson

 
Луи Беллсон, как заметил джазовый критик Леонард Физер (Leonard Feather), является «одним из самых феноменальных барабанщиков в истории». И Беллсон подтверждает это своей 65-летней яркой карьерой.

Луи Беллсон, наряду с Джином Крупой и Бадди Ричем, входит в Великую тройку барабанщиков Эры свинга. Если Рич и Крупа были новаторами только стиля и техники, то Беллсон пошел дальше и разработал уникальную барабанную установку с двумя бас-барабанами, много времени посвятил композиторской деятельности, будучи от природы одаренным музыкантом. Многие его произведения и аранжировки стали классикой джаза.

«Став знаменитым в Эру свинга, я всегда чувствовал, что отличный барабанщик должен не только красиво построить соло, но и уметь столь же хорошо создать фон для другого солирующего инструмента и всего бэнда в целом» — говорит Беллсон. – «Лучшим комплиментом для меня было услышать от коллег: «Ты сегодня шикарно свинговал, Луи!» или «Отличное соло!». Соло это конечно прекрасно, но за вечер вы сыграете одно или два соло. А как же остальное время? И тут важно как вы умеете играть баллады, босcа-нову, как хорошо вписываетесь в ритм-секцию, как умеете аккомпанировать коллективу – все это и делает вас великим барабанщиком.»

Луи Беллсон родился 26 июля 1924 года в Рок Фолс (Rock Falls), штат Иллинойс, близ Чикаго и носил имя Луиджи Паулино Альфредо Франческо Антонио Балассони (Luigi Paulino Alfredo Francesco Antonio Balassoni). Его родители были иммигрантами из Италии: отец из Наполи, мать из Милана. Со временем фамилия Балассони упростилась до Беллсон.

Любовь Беллсона к барабанам проявилась рано и, как у многих барабанщиков того времени, при посещении парада.

«Я сказал отцу, что хочу играть на барабанах,» — вспоминает Беллсон. – «Мой отец рассказывает, что я был убедителен и поэтому он начал меня учить. Это было моими первыми шагами.»

Отец Луи Беллсона умел играть на различных инструментах и владел музыкальным магазином в Молине (Moline), штат Иллинойс. Как вспоминает Беллсон, его три брата и 4 сестры тоже обучались у отца игре на различных инструментах и часто дома они вместе играли тарантеллы. В 13 лет Беллсон научился немного дирижировать и был хорошо знаком со многими операми и классическими произведениями.

В 15 лет, движимый желанием узнать как можно больше о технике игры на ударных, Беллсон начинает брать уроки у Роя Кнаппа (Roy Knapp). До Беллсона Рою Кнаппу довелось обучать Джина Крупу, который ко времени обучения юного Луи стал уже легендой джаза в составе оркестра Бенни Гудмана.

Однажды, на одном из уроков рисования Луи нарисовал два круга и на вопрос учителя ответил, что проектирует свою будущую барабанную установку. В итоге он получил высший бал за свой проект, а мир в дальнейшем увидел установку с двумя бас-барабанами.

«Как вам сказать? Дополнительный бас-барабан – это как хрустящая корочка на пироге. Барабанщику совсем необязательно использовать два баса, если в этом он не видит необходимости. Я видел перспективы и дополнительный бас был действительно мне нужен,» — объясняет Беллсон. В итоге фирма «Gretsch Drum Company» рассмотрела точку зрения молодого музыканта и выпустила первую установку с двумя бас-барабанами.

В 17 лет в жизни Луи произошли два великих события. Во-первых, он победил, обойдя 40000 барабанщиков, на «Gene Krupa-Slingerland Drum Contest» и получил национальную известность. Беллсон отмечает, что в финале было 750 барабанщиков, многие из которых, по его мнению, были невероятно хороши и судил финал сам Джин Крупа. После победы Луи смог встретиться со своим кумиром.

«Джин сказал, что у меня невероятный талант и я должен продолжать играть,» — вспоминает Беллсон. С этого момента и до самой смерти Крупы в 1973 году Луи и Джин крепко дружили.

Вторым событием было то, что молодой Луи получил свою первую профессиональную работу в бэнде.

Помимо совершенствования собственной техники, Беллсон много времени тратил на прослушивание других барабанщиков, посещая выступления всех знаменитых коллективов, заезжавших в Молин или Дэвенпорт. Однажды в тех краях выступал пианист Тед Фио Рито (Ted Fio Rito) со своим коллективом. Тед был известным автором песен, руководителем бэнда, в котором когда-то играл Бенни Гудман, но ветеран сцены не раздумывая предложил Луи работу, когда тот посетил выступление коллектива.
«Я попросил его дать мне закончить школу,» — рассказывает Беллсон. – «Тед сказал позвонить ему, когда буду готов. Как только я закончил школу, то сразу позвонил и он сдержал свое слово. Я уехал в Голливуд для выступления с его коллективом в «Florentine Gardens». Люди, с которыми я выступал, многому научили меня и я им очень благодарен.»

Однажды, в сентябре 1942 года, выступление бэнда Фио Рито пришел послушать басист Гарри Гудман (Harry Goodman), брат Бенни Гудмана, и был так сильно впечатлен игрой Луи, что предложил ему прослушивание в коллектив «King of Swing». «Когда Гарри предложил пройти прослушивание в коллектив Бенни, я потерял дар речи,» — говорит Беллсон со смехом.

На следующий день Гарри Гудман привел на студию «Paramount» Беллсона, чтобы тот сыграл пару пьес для Бенни. Прослушивание больше походило на кинопробы, так как коллектив Бенни в то время снимался в картине «The Powers Girl». Луи нарядили в смокинг, нанесли на лицо грим и попросили сыграть несколько номеров на камеру. Техника игры произвела впечатление на Бенни Гудмана и он сразу предложил Беллсону работу.

Луи не знал, как сказать об этом Теду Фио Рито, но коллеги по бэнду поддержали молодого барабанщика. «Такой шанс выпадает не каждый день – играть в коллективе самого Бенни Гудмана!» — сказали они. – «Мы все объясним Теду.» Фио Рито был не в восторге от неожиданного ухода барабанщика, но когда успокоился, написал Луи письмо с наилучшими пожеланиями.

Первое выступление «King of Swing» с новым барабанщиком состоялось 9 октября на открытии отеля «New Yorker». Далее последовали ежевечерние выступления в течении трех месяцев, а также съемка в фильме «Stage Door Canteen», где Беллсона иногда можно видеть за спиной Бенни Гудмана. Стоит отметить и знаковое выступление 30 декабря 1942 года с Фрэнком Синатрой.

После очередных съемок в фильме «The Gang’s All Here» в 1943 году пути молодого Луи и Бенни Гудмана расходятся: Гудман задерживается в Калифорнии из-за рождения своей первой дочери, а Беллсона призывают на службу в армию.

«Я думал, что буду в составе бэнда Зигги Элмана (Ziggy Elman) проходить службу на March Air Field в Риверсайде, штат Калифорния, но меня забрали в столицу (Вашингтон), играть на концертах и дансингах,» — рассказывает сам Беллсон.

В 1946 году Беллсон демобилизируется и в мае того же года вновь присоединяется к оркестру Бенни Гудмана. Едва успев воссоединится с коллективом, Беллсон участвует в записи своей первой пластинки, где показывает чистую и аккуратную технику игры на ударной установке. Ближе к концу когда следуют выступления на радио («The Benny Goodman Radio Show», «Victor Borge Show») и запись нескольких пластинок.

«Бенни был гением,» — вспоминает Беллсон о годах работы в оркестре Бенни Гудмана. – «И я многому научился у него на репетициях, наблюдая как он взаимодействует со своим оркестром. Он ценил хороших музыкантов. Также было много историй «сияния» Бенни. Когда я только попал в коллектив, Хайми Шерцер (Hymie Shertzer) стал мне вторым отцом, оберегал меня. Он мне сказал: «Парень, ты наверно слышал истории про «сияющего» Бенни? Так вот, не обращай внимание на это, делай свое дело и даже не думай смотреть на Бенни!» В общем, все было отлично и первые три месяца мы давали сногсшибательные шоу в отеле «New Yorker». Когда очередь доходила до «Sing, Sing, Sing», то естественно я оказывался в центре внимания. Вскоре после одного из выступлений Бенни сказал, что я уволен. Хайми подошел к нему и сказал: «Бенни, что ты делаешь? Парень просто выкладывается по полной.» Он же потом сказал мне, что догадался об истинной причине увольнения – во время исполнения «Sing, Sing, Sing» больше оваций получило мое соло, чем соло Гудмана. До сих пор не понимаю, как это вышло, но факт остается фактом. Почти всю ночь мы провели с Луисом Джорданом в Чикаго и когда я наконец прибыл домой, то был удивлен, отец встречал меня на перроне, хотя я не сообщал о своем приезде. Он сказал, что Бенни звонил ему всю ночь напролет и просил передать, чтобы его сын брал руки в ноги и возвращался быстрее в Нью-Йорк. Конечно же, я вернулся в Нью-Йорк и Бенни больше ко мне не цеплялся.»

В 1947 году Луи Беллсон присоединяется к Томми Дорси.

«Томми тоже был гением,» — вспоминает Беллсон. – « За время, проведенное с бэндом Томми, я получил бесценный опыт. Мы в течении трех лет делили комнату с Чарли Шэйверсом (Charlie Shavers). Он был не только великолепным трубачом, но и отличным музыкантом. У Томми всегда работало много прекрасных музыкантов.»

Беллсон мог продолжать с успехом свинговать в оркестре Дорси, но на самом деле ему хотелось сочинять музыку. Для этого необходимо было найти лучшего учителя и Луи нашел. Им был Норман «Бадди» Бейкер (Norman «Buddy» Baker), автор бесчисленного множества композиций для студии Уолта Диснея и основатель «The Thornton School of Music» при Университете Южной Калифорнии (University of Southern California).

«Я хотел окунуться с головой в написание музыки и был наслышан о Бадди Бейкере» — рассказывает Беллсон. – «Я послушал его сочинения для струнных и понял, что нам надо встретиться и обсудить мое обучение у него.»

Беллсон ушел из оркестра Томми Дорси, но иногда выступал с секстетом, где также играли Шэйверс, кларнетист Бадди ДеФранко (Buddy DeFranco), вибрафонист Терри Гиббс (Terry Gibbs) и трубач Гарри Джеймс (Harry James). Из-за того, что Гарри Джеймс иногда играл с бэндом, где официально работал, Беллсон имел несколько свободных дней на неделе, которые полностью посвящал занятиям с Бейкером.

Позже Беллсон присоединился к оркестру Гарри Джеймса и работал там до того момента, пока его вместе с Хуаном Тизолом (Juan Tizol) и Вилли Смитом (Willie Smith) не пригласил Дюк Эллингтон. «У Дюка было много задумок, которые были нам по душе, и мы пошли сказать Гарри о нашем уходе. Когда Гарри услышал об этом, то попросил взять его с нами,» — вспоминает Беллсон.

Двухгодичное сотрудничество с Эллингтоном было для Беллсона очень продуктивным. Он смог не только применить на практике выученное у Бейкера, но и почерпнуть много нового от Эллингтона, а также композитора и аранжировщика Билли Стрейхорна (Billy Strayhorn). Эллингтон же так был впечатлен барабанщиком, который сочинял и писал аранжировки, что просил показывать их ему. Такое внимание к себе Беллсона очень смущало.

При поддержке Тизола, Беллсон показал своему боссу и наставнику две свои композиции – «Skin Deep», написанную в 1946 году, и более современную «The Hawk Talks».
«Я писал «The Hawk Talks» для Гарри Джеймса,» — рассказывает Беллсон. – «Музыканты часто называли Гарри по прозвищу – «Ястреб» (‘The Hawk). К моему удивлению, Дюк решил записать эту пьесу. С тех пор я стал также еще заниматься и аранжировками. Для меня хорошим опытом послужила репетиция с самим Дюком Эллингтоном моего материала.»

Некоторые критики отметили, что Беллсон вдохнул новое звучание в оркестр Эллингтона. Стоит также отметить, что номера «Skin Deep», «The Hawk Talks» и «Ting-A-Ling» стали неотъемлемой частью репертуара оркестра Дюка Эллингтона.

В 1952 году Беллсон уходит от Эллингтона. Причиной этому послужила его свадьба с певицей и актрисой Перл Бейли (Pearl Bailey). Луи стал ее музыкальным директором на несколько следующих лет, управляя при этом своим собственным бэндом, куда входили трубач Тафт Джордан (Taft Jordan), тенор-саксофонист Эдди «Локджо» Дэвис (Eddie «Lockjaw» Davis) и басист Джордж Дьювивье (George Duvivier).

Перл и Луи познакомились во время одного из ее совместных выступлений с оркестром Дюка Эллингтона. Беллсон стал для Бейли пятым мужем, но прожили он вместе 38 лет, вплоть до ее смерти 17 августа 1990 года. Брак был межрасовым, но за всю их совместную жизнь они всего несколько раз сталкивались с предосудительным отношением. У них родилось двое детей: дочь Диди и сын Тони.

В 1955 году Беллсон принял приглашение Нормана Гранца (Norman Granz) поучаствовать в шоу «Jazz At The Philharmonic». Он также выступал в этом шоу в 1967 и 1972 годах. Помимо Луи в шоу принимали участие Бадди Рич, Диззи Гиллеспи, Элла Фитцджеральд, Лестер Янг (Lester Young), Рой Элдридж (Roy Eldridge), Кларк Терри (Clark Terry), Флип Филлипс (Flip Phillips), Оскар Питерсон(Oscar Peterson) и многие другие знаменитые джазмены. С помощью Гранца записывается пластинка квинтета Луи Беллсона.

«Я записывался с Артом Тейтумом (Art Tatum), Луи (Армстронгом) и Эллой (Фитцджеральд). И все благодаря Норману,» — вспоминает то время Беллсон.

С 1955 по 1956 года Луи Беллсон работал в оркестре братьев Дорси. Двумя годами ранее братья как раз пришли к музыкальному компромиссу и объединились для возрождения своего первоначального оркестра. Но в ноябре 1956 года Томми скоропостижно умирает, а семью месяцами позже умирает и его брат от рака легкого.
Во второй половине 50-х годов Беллсон продолжал участвовать в концертных турах своей жены, а в остальное время работал сессионным барабанщиком, аранжировщиком и композитором.

В 60-е годы Беллсон эпизодически сотрудничал с Эллингтоном и принял участие в его проекте «The Concert of Sacred Music». Бадди Рич в 1968 году отдал дань уважения своему коллеге и попросил его взять на себя управление оркестром, так как у Рича была травма спины.

У Луи Беллсона был и свой оркестр, которым он управлял 45 лет. Состоял он из четырех территориально разделенных коллективов из Чикаго, Лос-Анджелеса, Нью-Йорка и Университета Стэнфорда. За это время через оркестр прошло немало знаменитых и талантливых музыкантов. Основная формация оркестра называлась «Big Band Explosion».

В 1987 году на встрече в Percussive Arts Society в Вашингтоне Луи Беллсон и Гарольд Фаберман (Harold Farberman) представили свое совместное сочинение «Concerto For Jazz Drummer And Full Orchestra», которое стало первым произведением, написанного для джазового барабанщика и полного симфонического оркестра.

Помимо множества музыкальных сочинений и импровизаций, охватывающих джаз, рок, фьюжн, романтические оркестровые сюиты, симфонические произведения и балет, Беллсон был также и прекрасным поэтом.

В 1993 году Луи Беллсон представил «Tomus I, II, III» в «Washington Civic Symphony». Это было сплавом произведений для симфонического оркестра, биг-бэнда и 80-голосого хора, где музыку написал сам Беллсон, а лирику его жена, Перл Бейли. Продолжая семейные традиции, дочь Беллсона, Диди, часто выступала с оркестром своего отца. Публика встречала эти выступления с восторгом.

Даже в сложные периоды жизни Беллсон продолжал сочинять музыку. В марте 2000 года он закончил джазовый балет, который творил под влиянием «Sacred Concerts» Эллингтона. Первая половина была составлена из 12 оригинальных музыкальных номеров, а вторая была джазовым балетом.

Также Луи Беллсон является автором более десятка книг об искусстве игры на барабанах и перкуссии. Совместно со своим биографом он выпустил мемуары, названные, как и одна из композиций – «Skin Deep».

Помимо всего прочего Луи Беллсон являлся вице-президентом компании «Remo» по производству пластиковых мембран для барабанов и имел дружеские отношения с Армандом Зильджаном (Armand Zildjian).

«Римо Бэлли (Remo Belli) был неплохим барабанщиком,» — вспоминает Беллсон. – «Выступал с Билли Мэем (Billy May) на пике его карьеры и с Бетти Хаттон (Betty Hutton), когда я с ним впервые познакомился. И вот в начале 50-х он приезжает ко мне в Лас-Вегас и просит дать ему денег. «У меня есть идея насчет пластиковых мембран,» — сказал он мне. – «Я хочу, чтобы ты стал частью моей компании, инвестировав в нее деньги.» Я удивился идее о пластиковых мембранах, но Римо был убедителен и получил от меня 1000 долларов. Через несколько месяцев он снова попросил у меня денег. Так продолжалось в течении нескольких лет и вот наконец компания начала производство. Пластики сразу получили широкую известность, так как теперь многие барабанщики могли играть на открытом воздухе, не опасаясь дождя. Однако парни вроде Шелли Манне (Shelly Manne) были приверженцами мембран из телячьей кожи, но позже Шелли сам сказал мне: «Я должен был раньше пластиковыми мембранами начать пользоваться. Они восхитительны!» В начале появления пластиковых мембран многих обескураживало новое звучание и это естественно. Позже пластиковые мембраны стали использоваться и в национальных перкуссионных инструментах. Идея сделала Римо миллионером. А ведь поначалу он использовал меня как копилку, из которой постоянно доставал деньги для реализации своей идеи. Вице-президентом я был для того, чтобы испытывать пластики Римо. Мы собирались с Римо отойти от дел в 1985 году, сейчас же 2005 год, но до сих пор встречаемся и обсуждаем новые идеи. В одном мнение мы сходимся всегда, что Бог был к нам невероятно добр.»

У Луи Беллсона есть множество музыкальных наград и он был введен во многие Залы Славы. До своих последних дней Беллсон активно проводил семинары и школы, на которые приходили барабанщики всех возрастов и направлений, зачарованные магической техникой игры маэстро. Свою активность в столь преклонном возрасте Луи объяснял тем, что хорошо заботился о своем здоровье в молодости.

Беллсон умер 14 февраля 2009 года в возрасте 84 лет от осложнений из-за сломанной шейки бедра и болезни Паркинсона. Похоронен рядом с отцом на Riverside Cemetery в г.Молин, штат Иллинойс.

«Приятно сознавать, что я сделал что-то новое в музыке и как исполнитель, и как композитор,» — говорит Беллсон. – «Мне также стоит упомянуть Сида Кэтлетта, Джо Джонса и Чика Уэбба, без них я не стал бы тем, кем сейчас являюсь. Джин (Крупа) и Бадди (Рич) тоже оказали на меня большое влияние. Я чувствую, что все они многое дали мне и я, в свою очередь, должен передать накопленное наследие следующему поколению музыкантов и барабанщиков.»

Stephen Fratallone, «Jazz Connection Magazine»

Первый 8-тактный брейк [1:05] служит переходом от среднего темпа к очень быстрому — 1/2 = 208 bpm. Сложно даже представить, как можно солировать в таком темпе, тем не менее Луи с легкостью справляется с этой задачей.

Первое из двух соло начинается на [1:29].

Эти соло, на тот момент, были в новинку, т.к. никто до этого не применял две бочки в качестве солирующего инструмента во время записи.

Луи является автором и аранжировщиком этой композиции, кторую он написал специально для Дюка Эллингтона. Это также можно расценивать как новаторство.

 

Ссылки:

http://www.jazzconnectionmag.com/louis_bellson_article.htm — основная статья про Луи Беллсона;

http://www.louiebellson.info – официальный сайт, посвященный Луи Беллсону.

 

Перевод и компиляция Михаила Карапузова